Статистика рака молочной железы

Современные тенденции нарастания показателей заболеваемости выдвигают рак молочной железы (РМЖ) на 1-е место в структуре онкологической заболеваемости женщин.

Социальное значение РМЖ настолько велико, что научные исследования с целью решения данной проблемы занимают одно из ведущих мест в современной онкологии. В результате за последнее десятилетие значительно изменились представления о биологических особенностях рака молочной железы, удалось определить ряд геномных нарушений, детерминирующих опухолевый процесс, степень его злокачественности, метастатический потенциал, возможные маркеры лекарственной чувствительности. Многие научные достижения внедрены в клиническую практику, что позволило перейти к более консервативным методам лечения и существенно улучшить качество жизни больных РМЖ.

Рак молочной железы составляет 23% от всех новообразований у женщин. Эпидемиологические исследования демонстрируют неоднородное распространение заболеваемости РМЖ в различных регионах планеты.

В 2002 г. на планете зарегистрировано 1 150000 новых случаев рака молочной железы, из которых 360000 — в Европе, 260 000 — в Северной Америке, 46 000 случаев— в России.

Высокий уровень заболеваемости отмечен среди женского населения Британской Колумбии, Гавайских островов, Калифорнии и составляет в среднем 80— 90 случаев на 100 000 женщин.

Самый низкий уровень РМЖ — 12—15 случаев на 100 000 женщин зарегистрирован в Японии. Ежегодно в США у 18 000 женщин впервые обнаруживают РМЖ. Кривая заболеваемости РМЖ продолжает неуклонный низким уровнем регистрации этого вида злокачественных опухолей (Индия, Вьетнам, Корея, Таиланд, Китай и Гамбия). При условии сохранения такой эпидемиологической ситуации, риск возникновения рака молочной железы будет реальным для каждой десятой женщины. В то же время в большинстве западных стран прослеживается отчетливая тенденция к снижению смертности от РМЖ. Этот факт связан с широким использованием маммографического скрининга и, как следствие, ранней диагностикой опухолевого процесса, а также совершенствованием методов лечения.

Для стран Восточной Европы уровень заболеваемости РМЖ колеблется в пределах 40—60 случаев на 100000 женского населения.

В Республике Беларусь в течение последних десяти лет наблюдается увеличение показателя заболеваемости РМЖ с 45,8 до 57,2 на 100 000 женского населения. Прирост заболеваемости составил 21%. Абсолютное число вновь заболевших раком молочной железы в 1993 г. составляло 2508, в 2002 г. — 3043. В структуре онкологической заболеваемости среди женского населения Беларуси РМЖ занимает 1-е место и удельный вес этой патологии составляет 17,5%, а в структуре общей заболеваемости — 5-е место.

Изучение географической вариабельности и тенденций заболеваемости РМЖ на планете с учетом миграции групп женщин из стран с низким уровнем РМЖ в страны с высоким уровнем заболеваемости позволяет выделить некоторые внешние факторы, влияющие на патогенез этого заболевания. Установлено, что низкая рождаемость, поздний возраст первых родов, раннее наступление менструальной функции и поздняя менопауза — это важные факторы, которые ассоциируются с увеличением риска развития РМЖ. Но самым значимым и общим фактором риска возникновения РМЖ в популяции женского населения планеты является увеличение возраста женщины.

В целом, для женщин в возрасте 20—24 лет заболеваемость РМЖ составляет 1,3 случая на 100 000 женщин, а для женщин в возрасте 75—79 лет — 483,3 случая на 100 000 женщин. Для женщин 70 лет ежегодный риск заболевания РМЖ в 3 раза выше, чем для женщин в возрасте 40 лет, а ежегодный риск смерти от РМЖ в 5 раз выше, чем для женщин 40 лет.

Одной из важнейших особенностей РМЖ является его биологическая неоднородность (гетерогенность), которая обусловлена поликлональностью клеточного состава первичной опухоли. Одновременное сосуществование в опухоли биологически различных субпопуляций клеток с неодинаковой скоростью роста (воспроизведения), разным кариотипом, иммуногенными характеристиками, гормональными рецепторами, чувствительностью к химиопрепаратам и многими другими не до конца известными параметрами определяют чрезвычайную вариабельность клинического течения заболевания от агрессивного, стремительно протекающего до замедленного с поздно реализующимся процессом метастазирования.

Факторы рака молочной железы

Факторы, обусловливающие индивидуальные особенности клинического течения опухолевого процесса и варианты ответной реакции на различные лечебные воздействия, подразделяются на прогностические и предсказательные.

Прогностические факторы

Прогностические факторы для РМЖ постоянно дополняются по мере накопления информации, но основными из них остаются количество подмышечных лимфатических узлов с наличием метастазов, размер первичной опухоли, возраст больных и состояние менструальной функции, наличие опухолевых клеток в краях операционной раны.

Прогностические факторы позволяют предположить клинический исход заболевания, т.е. уровень отдаленной выживаемости и степень вероятности возникновения раннего рецидива болезни при отсутствии дополнительного лечения. В клинической практике это обычно означает итог радикального хирургического лечения без адъювантной (дополнительной) терапии.

Предсказательные факторы

Предсказательные факторы — это клинические, патологические и биологические особенности опухолевого процесса, которые используются для оценки ответной реакции организма на специфическую адъювантную (дополнительную) терапию.

Патогенез рака молочной железы

Большое внимание уделяется разработке лабораторных тестов, позволяющих определить группы больных РМЖ с высоким риском раннего рецидива заболевания после радикального хирургического лечения, которые нуждаются в правильном подборе адъювантного лечения.

Для больных метастатическим РМЖ актуальным является определение тестов гормональной и химиотерапевтической чувствительности опухолевого процесса. Для решения этих вопросов используется определение молекулярно- биологических тканевых маркеров в опухоли.

Первыми молекулярными факторами, характеризующими степень гормоночувствительности РМЖ, были определены рецепторы эстрогенов (РЭ), несколько позднее в дополнение к ним стали определять рецепторы прогестерона (РП) в опухоли. С помощью методов молекулярной биологии были выяснены структура и функции стероидных рецепторов, а также их точная локализация. В настоящее время установлено, что рецепторы к стероидным гормонам находятся в ядрах клеток, а моноклональная технология позволила точнее локализовать рецепторы в клетках-мишенях.

Человеческий эстрадиоловый рецептор (ЭР) был клонирован из опухолевых клеток РМЖ в 1987 г. Эстрадиоловый рецептор — это белок, принадлежащий к семейству гормонально- активирующих транскриптационных факторов, которые начинают или усиливают транскрипцию генов. В человеческий эстрадиоловый рецептор входит 595 аминокислот и его молекулярный вес составляет 66 кДа. Первый ЭР получил название ЭР-α. В середине 90-х годов XX в. был открыт второй вид эстрадиоловых рецепторов — ЭР-β. Ген первого рецептора kDa локализуется в 6-й хромосоме, ген второго — в 12-й хромосоме. ЭР-β имеет в составе 485 аминокислот, его молекулярный вес — 54,2 kDa. В результате взаимодействия эстрогенов, рецепторов и ДНК происходит стимулирование большого количества регуляторов пролиферации опухолевых клеток: протоонкогенов — myc, jun, fos, циклинов, циклинзависимых киназ, аутокринных и паракринных ростовых факторов с их рецепторами.

Определение в первичной опухоли рецепторов эстрадиола и прогестинов является достоверным критерием чувствительности РМЖ к лечебным воздействиям. Присутствие обоих видов рецепторов стероидных гормонов в опухолевой ткани свидетельствует о благоприятном прогнозе течения заболевания и высокой чувствительности опухолевого процесса к эндокринному лечению. Для клинической практики имеет значение не только сам факт наличия стероидных рецепторов, но и их количественное содержание. На протяжении всех лет после открытия стероидных рецепторов нижней границей положительных ЭР считалась величина в 10 фмоль. В последние годы активно проявляется тенденция повышения этого предела до уровня 30 фмоль.

В результате большого числа наблюдений (Rhodes А., 2000 г. — 4056 наблюдений) установлено, что в 54—58% случаев первичная опухоль РМЖ является РЭ+; и РП+ положительной; в 15— 26% — РЭ- отрицательной и РП-отрицательной, в 16—23% — РЭ+ положительной и РП- отрицательной и в 3—5% РМЖ является РЭ- отрицательной и РП+ положительной. Опухоли, в которых содержание ЭР ниже 10 фмоль считаются эстрогенотрицательными. Опухоли с высоким содержанием рецепторов стероидных гормонов, как правило, имеют высокую дифференцировку, низкую пролиферативную активность и менее агрессивное течение. Феномен наличия или отсутствия стероидных рецепторов в первичной опухоли наряду с фактом метастатического поражения подмышечных лимфатических узлов является прогностическим для женщин с операбельным РМЖ. В клинической практике варианты сочетания этих двух факторов позволяют выделять группы больных РМЖ с различной степенью возрастания неблагоприятных исходов болезни.

Традиционно большое внимание уделяется изучению и выделению новых маркеров пролиферативной активности опухолевых клеток. Пролиферативная активность РМЖ прямо пропорционально коррелирует со степенью гистологической злокачественности, размерами опухоли, наличием метастазов в подмышечных лимфатических узлах и обратно пропорционально связана с рецепторами эстрогенов и прогестерона. Индекс пролиферации определяют пробой с бром-2-дезоксиуридином, который включается в ДНК во время репликации и дает возможность определить количество клеток в фазе синтеза ДНК Индекс пролиферации при РМЖ является независимым прогностическим фактором, определяющим вероятность возникновения раннего рецидива заболевания. Очень перспективным маркером пролиферации считается антиген Ki-67, экспрессирующийся во всех фазах клеточного цикла и характеризующий величину пролиферативного пула. Низкие значения антигена Ki-67 (менее 20%) совпадают с высокими показателями десятилетней выживаемости больных РМЖ.

Согласно современным представлениям о канцерогенезе, в основе злокачественной трансформации клеток лежит активация единичных или множественных клеточных онкогенов или генов-супрессоров. Особый интерес при раке молочной железы представляет онкоген c-erb (HER2/neu) и онкоген bcl-2. Экспрессия белка р185, кодируемого онкогеном HER2/neu определяется иммуногистохимически в 15—30% случаев РМЖ. В 2004 г. получены доказательства о том, что сверхэкспрессия HER2/neu в клетках РМЖ при положительных ЭР+ и отрицательных РП- сочетается с резистентностью опухоли к антиэстрогенам (тамоксифену). Сочетание повышенной экспрессии онкогена HER2/neu с отрицательными рецепторами эстрогенов и прогестерона указывает на неблагоприятный прогноз заболевания.

Онкоген bcl-2 определяет механизм клеточной смерти, подавляя апоптоз. Экспрессия bcl-2 связана с благоприятным прогнозом клинического течения РМЖ.

О предсказательном значении гена супрессора р53 свидетельствуют данные о том, что статус р53 может быть решающим при определении чувствительности РМЖ к лучевому и лекарственному лечению.

Изучение молекулярного патогенеза РМЖ позволило установить наличие целого спектра генетических нарушений при спорадическом РМЖ и при так называемом наследственном варианте рака молочной железы, встречающемся в «раковых семьях» в качестве наследственных синдромов. Наследственный РМЖ может проявиться в кровном родстве различными комбинациями опухолей (так называемый интегральный специфический наследственный синдром рака молочной железы).

На сегодняшний день известно, что наследственные мутации в генах системы репарации ДНК и генах-супрессорах, вовлеченных в развитие злокачественных опухолей молочной железы (BRCA1; BRCA2; р53; и др.), определяют предрасположенность к развитию наследственного РМЖ. В этом случае первоначальные мутации происходят в герминальных (половых) клетках с последующими генетическими событиями в эпителиальных клетках-мишенях молочной железы.

Факт семейного накопления РМЖ у трех и более близких родственниц, молодой возраст (преимущественно до 40— 44 лет) выявления заболевания, высокая частота билатерального рака молочной железы являются кардинальными признаками наследственного варианта РМЖ.

Различают несколько уровней этиологической и генетической гетерогенности РМЖ, связанных с особенностями накопления в семьях опухолей других локализаций в комбинации с РМЖ.

Например:

  • семьи с накоплением рака одной локализации (органоспецифический РМЖ или рак яичников (РЯ));
  • семьи с накоплением опухолей разных локализаций в репродуктивной системе — синдром РМЖ — рак яичников — рак эндометрия;
  • семьи с накоплением злокачественных опухолей женской репродуктивной системы и желудочно-кишечного тракта (синдром Линча II).

Из них особенный интерес представляют семьи с накоплением злокачественных опухолей в репродуктивной системе разных локализаций.

Генетический анализ родословных в этих семьях показал высокий коэффициент генетической корреляции между РЯ и РМЖ (r = 0,72), т.е. 72% общих генов формируют предрасположенность к этим двум различным видам злокачественных опухолей.

В настоящее время выявлено более 300 мутаций, локализованных в различных локусах гена BRCA1, картированного на длинном плече 17-й хромосомы, которые дают очень высокий риск возникновения наследственного варианта РЯ и (или) РМЖ. Кроме этого, могут наследоваться мутации генов р53 и эстрогенрецепторного гена (ESR), что также резко увеличивает вероятность развития РМЖ и (или) РЯ. Изменения, связанные с мутациями гена р53 в герминальных клетках, чаще всего приводят к развитию синдрома Ли-Фраумени (РМЖ — опухоль мозга — опухоли костей и мягких тканей).

В отличие от наследственного варианта РМЖ, при спорадическом РМЖ, который встречается вне «раковых семей», мутации гена BRCA1 в соматических клетках встречаются довольно редко и большой роли в канцерогенезе злокачественных опухолей молочной железы в этих случаях не играют.

Кроме синдрома Ли-Фраумени существует еще ряд наследственных болезней и синдромов, на фоне которых развивается РМЖ и РЯ. Это синдромы Гарднера, Пейтца—Егерса, Каудена, SBLA-синдром (РМЖ и карцинома коры надпочечников), а также такое иммунодефицитное состояние, как синдром Луи-Бар.

Наряду с BRCA1 существует другой ген-супрессор, более специфичный для РМЖ. Это ген BRCA2, ассоциированный с проксимальным участком 13-й хромосомы. Предполагается, что ген BRCA2 играет важную роль в формировании семейных случаев РМЖ как у мужчин, так и у женщин.

Фундаментальные открытия мутаций в семействе генов BRCA позволили установить, что для BRCA1-ассоциированного РМЖ типичным является присутствие стероидных рецепторов, высокая экспрессия циклина Е, низкая экспрессия циклина D, выраженность мутаций р53, а также отрицательный HER2-neu. Для РМЖ, ассоциированного с геном BRCA2, характерно наличие высокого уровня рецепторов к эстрогенам и прогестерону, а также низкая степень злокачественности опухоли.

Использование для оценки прогноза вышеупомянутых молекулярно- генетических и белковых маркеров (за исключением рецепторов стероидных гормонов) еще находится в рамках экспериментальных исследований и требует доработки методологии их определения.

Рост и распространение рака молочной железы

Рак молочной железы возникает в той части структуры органа, которая представлена дольками и протоками, пронизывающими дольки в направлении к соску. Если опухолевый рост начинается в эпителии протоков и не выходит за базальную мембрану, то процесс обозначают как внутрипротоковый рак in situ. Это интраэпителиальная фаза развития истинного РМЖ, которая в морфологическом значении является пулом злокачественных клеток, ограниченных только эпителием без вовлечения базальной мембраны, неспособных к метастазированию, но потенциально способных к инвазии. Дольковая карцинома in situ вовлекает в процесс как ацинусы долек, так и терминальные отделы протоков. Поэтому при гистологическом исследовании бывает затруднительно отличить этот вариант РМЖ in situ от внутрипротокового рака in situ или от атипической дольковой гиперплазии.

Все другие формы РМЖ являются инвазивными или инфильтрирующими.

Логично предполагать, что для РМЖ этап прохождения стадии in situ является обязательным в естественной биологической истории опухолевого процесса, независимо от того, каким он возникает изначально: моноклональным или сразу поликлональным. Однако точка зрения о том, что эпителиальная опухоль молочной железы неизбежно прогрессирует от атипии к карциноме in situ и далее — к инвазивному раку и последующему метастазированию поддерживается далеко не всеми исследователями. Молекулярно-генетические исследования протоковой карциномы in situ и атипической протоковой гиперплазии продемонстрировали схожие генетические повреждения, свидетельствующие о клональном происхождении этих патологических состояний. Кроме этого, было показано, что неинвазивные (in situ) и инвазивные морфологические изменения при РМЖ имеют идентичные молекулярно-генетические нарушения, т.е. являются ступенями одного патогенетического механизма.

Период времени от гипотетической «первой» раковой клетки до момента смерти больной в результате достижения опухолью «критической» массы получил название «естественной истории» РМЖ. Ее продолжительность зависит от скорости роста первичной опухоли и метастазов, а также от времени начала процесса метастазирования. Пальпаторно опухоль в тканях молочной железы можно определить при размере, превышающем 1 см, когда число клеток в опухоли составляет 109.

С помощью специальных расчетов установлено, что средняя продолжительность доклинического этапа для первичного РМЖ составляет 8,4 года. Процесс метастазирования РМЖ зависит от интенсивности васкуляризации опухоли. Формирование в опухоли сосудов (ангиогенез) начинается при числе клеток 100—200 при обязательном синтезе ими ангиогенных факторов. С этого момента опухолевые клетки могут проникать в сосудистое русло. Радиоизотопными методами было показано, что выживает не более 0,1% клеток, циркулирующих в сосудах с током крови и лимфы. Таким образом, процесс метастазирования не является случайным, в его основе лежит селекция клонов, благодаря которой часть стволовых опухолевых клеток сохраняет жизнеспособность.

С помощью современных экспериментальных и клинических исследований доказано, что микросреда каждого органа может оказывать позитивное или негативное влияние на процесс имплантации, инвазии, выживаемости и роста метастатических опухолевых клеток. По-видимому, это определяет специфичность метастатического поражения тех или иных органов при прогрессировании опухолевого процесса.

Для некоторой части больных РМЖ характерно наличие оккультных регионарных и отдаленных микрометастазов, точную локализацию которых невозможно определить современными инструментальными методами, но которые обеспечивают раннее прогрессирование опухолевого процесса после радикального хирургического лечения. Этот факт явился основополагающим в создании гипотезы системного развития РМЖ, сформулированной В. Fisher (1965). Ему удалось экспериментально доказать, что гематогенная и лимфогенная диссеминации РМЖ происходят одновременно в связи с наличием большого количества лимфовенозых шунтов. Поэтому наличие метастазов в регионарных подмышечных лимфатических узлах можно рассматривать как показатель системного распространения опухолевого процесса. Исключением являются редкие случаи, когда опухоль еще не приобрела метастатический фенотип и осталась локализованным заболеванием.

Размер первичной опухоли (Т) в молочной железе дает представление о своевременности диагностики заболевания и потому является важным прогностическим критерием, определяющим вероятность регионарного метастазирования. По различным данным, частота регионарных метастазов даже при минимальных опухолях (менее 1 см) колеблется от 10 до 24%. Это означает, что угроза регионарного метастазирования реальна при клинически непальпируемых лимфатических узлах (N0). Именно поэтому в настоящее время разрабатывается ряд методик более точного дооперационного и субоперационного определения состояния регионарных лимфатических узлов.

Локализация опухоли в молочной железе влияет на выбор лечебной тактики, объема операции и направления разреза кожи. Опухоли, расположенные во внутренних отделах молочной железы, имеют тенденцию к метастазированию в парастернальные лимфатические узлы (примерно в 1/3 случаев), причем этот лимфатический коллектор может быть единственным с признаками метастатического поражения. Опухоли, локализующиеся в центре молочной железы (ареолярная зона), отличаются самой высокой частотой регионарного метастазирования. Опухоли, находящиеся в зоне субмаммарной складки, метастазируют не только в парастернальные лимфатические узлы, но также по лимфатическим сосудам брюшной стенки и коронарной связки в печень, забрюшинные и паховые лимфатические узлы.

Тип роста опухоли определяет клиническую форму заболевания.

Выделяют

  • узловатые и
  • диффузные формы РМЖ.

Узловатые формы, в свою очередь, подразделяются на отграничение и местно-инфильтративно растущие. Для узловатых отграничение растущих форм РМЖ характерно медленное течение заболевания, менее выраженная интенсивность метастазирования, чем для инфильтративных.

Опухоли инфильтративного типа чаще встречаются у женщин пременопаузального возраста и прогностически весьма неблагоприятны.

Диффузные формы. В зависимости от преобладания тех или иных симптомов среди диффузных форм РМЖ различают отечные, диффузно- инфильтративные и лимфангитические формы. Отдельно выделяют воспалительные формы РМЖ (мастито- и рожистоподобные раки) и так называемый «панцирный» рак, отличающийся очень быстрым, иногда молниеносным течением и высокой резистентностью к лечебным воздействиям. Следует отметить, что отек молочной железы может быть обусловлен не только сдавлением основных лимфатических коллекторов (подмышечного, подключичного) метастатическими лимфатическими узлами, но также наличием опухолевых эмболов в лимфатических сосудах и сплетениях тканей молочной железы. С появлением отека и (или) гиперемии кожи молочной железы РМЖ следует рассматривать как системное заболевание. Отек руки на стороне поражения свидетельствует о значительном распространении опухолевого процесса и нецелесообразности хирургического лечения.

Таким образом, состояние лимфатических узлов — это самый важный фактор, определяющий не только степень распространения опухолевого процесса, клинический прогноз, но и лечебную тактику. Наличие метастазов в 4 и более подмышечных лимфатических узлах или одиночное поражение подключичных, парастернальных лимфатических узлов коррелирует с плохим прогнозом заболевания, а метастатическое поражение надключичных лимфатических узлов почти всегда сопряжено с генерализацией опухолевого процесса.

Классификация рака молочной железы

Анатомические и биологические характеристики опухоли имеют фундаментальное значение для создания современных классификаций РМЖ. Наличие единой классификации опухолей, согласованной на международном уровне и приемлемой в равной мере для специалистов различного профиля, позволяет всем, кто работает над проблемой рака молочной железы, сопоставлять данные диагностики и результатов лечения по единому стандарту.

Гистопаталогическая классификация
опухолей молочной железы

В настоящее время принято использовать гистологическую классификацию ВОЗ (1984).

A. Неинвазивный рак (in situ):

  • внутрипротоковый (интраканаликулярный) рак in situ·,
  • дольковый (лобулярный) рак in situ. B. Инвазивный рак (инфильтрирующая карцинома):
  • протоковый;
  • дольковый;
  • слизистый (муцинозный);
  • медуллярный (мозговидный);
  • тубулярный;
  • апокриновый;
  • другие формы (папиллярный, плоскоклеточный, ювенильный, веретеноклеточный, псевдосаркоматозный и др.).

С. Особые (анатомо-клинические) формы:

  • рак Педжета;
  • воспалительный рак.

К наиболее благоприятным по течению и прогнозу относят рак тубулярный, слизистый, медуллярный и аденокистозный. Менее благоприятным прогнозом отличается РМЖ с метаплазией и рак Педжета. Эти формы составляют не более 10—15% от всех РМЖ. Большая часть РМЖ приходится на долю протокового инфильтрирующего рака и рака с преобладанием внутрипротокового компонента (около 60%), а также долькового инфильтрирующего рака (около 25%), который имеет тенденцию к мультицентричности и двустороннему поражению молочных желез.

ΤΝΜ-классификация

В настоящее время используется Международная классификация опухолей по системе ΤΝΜ (1997). Стадия рака устанавливается при первичном обследовании больной, а затем уточняется после операции (ρΤΝΜ).

Т — первичная опухоль

  • ТХ — недостаточно данных для оценки первичной опухоли.
  • ТО — опухоль в молочной железе не определяется.
  • Tis — преинвазивная карцинома (carcinoma in situ), неинфильтрирующая внутрипротоковая или дольковая карцинома, или болезнь Педжета соска без определяемой опухоли.

Примечание. Сочетание болезни Педжета с определяемой опухолью классифицируется по размерам последней.
Т1 — опухоль не более 2 см в наибольшем измерении.
T1mic — микроинвазия до 0,1 см в наибольшем измерении.

Примечание. Микроинвазией считают распространение раковых клеток за пределы базальной мембраны с очагами менее 0,1 см. Если очаги микроинвазии множественные, классифицируется наибольший по размеру очаг (нельзя суммировать размеры микроочагов). Наличие множественных очагов микроинвазии следует отмечать дополнительно. 

  • Т1а— опухоль от 0,1 см до 0,5 см в наибольшем измерении.
  • T1b — опухоль от 0,6 см до 1 см в наибольшем измерении.
  • T1c — опухоль от 1,1 см до 2 см в наибольшем измерении.
  • Т2 — опухоль от 2,1 см до 5 см в наибольшем измерении.
  • ТЗ — опухоль более 5 см в наибольшем измерении.
  • Т4 — опухоль любого размера с прямым распространением на грудную стенку или кожу.

Примечание. Грудная стенка включает ребра, межреберные мышцы и переднюю зубчатую мышцу, но без грудных мышц.

  • Т4а — распространение на грудную стенку.
  • Т4b — отек (включая симптом «лимонной корки»), или изъязвление кожи молочной железы, или сателлиты в коже молочной железы.
  • Т4с — признаки, перечисленные в 4а и 4Ь вместе.
  • T4d — воспалительная форма рака молочной железы.

Примечание. Воспалительная форма рака молочной железы характеризуется диффузным утолщением кожи с плотными краями, обычно без подлежащей пальпируемой массы. Если биопсия кожи отрицательная и нет локализованной опухолевой массы, используется категория рТХ при патогистологической классификации и категория T4d при клинической классификации. Втяжение кожи, втяжение соска или другие кожные изменения, за исключением относящихся к Т4b и T4d, могут оцениваться как Τ1, Т2, или Т3.

N — регионарные лимфатические узлы

  • NX — недостаточно данных для оценки состояния регионарных лимфатических узлов.
  • N0 — нет признаков метастатического поражения регионарных лимфатических узлов.
  • N1— метастазы в смещаемых подмышечных лимфатических узлах (узле) на стороне поражения.
  • N2 — метастазы в подмышечных лимфатических узлах (узле) на стороне поражения, фиксированных друг с другом или с другими структурами.
  • N3 — метастазы в парастернальных лимфатических узлах на стороне поражения.

М — отдаленные метастазы

  • MX — недостаточно данных для оценки наличия отдаленных метастазов.
  • М0 — нет признаков отдаленных метастазов.
  • Μ1 — имеются отдаленные метастазы, в том числе поражение кожи за пределами железы, в надключичных лимфатических узлах.

G — степень злокачественности опухоли
по Bloom-Richardson

  • G1 — опухоль с высокой степенью дифференцировки.
  • G2 — опухоль со средней степенью дифференцировки.
  • G3 — опухоль с низкой степенью дифференцировки и недифференцированная.

Степень злокачественности является важным прогностическим фактором для развития местного рецидива РМЖ. У женщин со степенью злокачественности опухоли I или II местный рецидив возникает только у 5% пациенток в течение первых пяти лет после радикального лечения. При III степени злокачественности опухолей молочной железы частота местного рецидива в эти сроки достигает 10%.

Группировка по стадиям

Стадия 0 N0 М0
Стадия 1 Т0 N0 М0
Стадия 2А Т0 N1 М0
Т1 N1 М0
Т2 N0 М0
Стадия 2В Т2 N1 М0
ТЗ N0 М0
Стадия ЗА Т0 N2 М0
Т1 N2 М0
Т2 N2 М0
Т3 N1 М0
Т3 N2 М0
Стадия ЗВ Т4 N0 М0
N1 М0
N2 М0
Стадия ЗС Любая Т N3 М0
Стадия 4 Любая Т Любая N При наличии M1

Международная классификация болезней (МКБ-10).

C50 Злокачественное новообразование молочной железы

  • C50.0 Соска и ареолы
  • C50.1 Центральной части молочной железы
  • C50.2 Верхневнутреннего квадранта молочной железы
  • C50.3 Нижневнутреннего квадранта молочной железы
  • C50.4 Верхненаружного квадранта молочной железы
  • C50.5 Нижненаружного квадранта молочной железы
  • C50.6 Подмышечной задней части молочной железы
  • C50.8 Поражение молочной железы, выходящее за пределы одной и более вышеуказанных локализаций
  • C50.9 Молочной железы неуточненной части

D50 Железодефицитная анемия

  • D50.0 Железодефицитная анемия вторичная вследствие потери крови (хроническая)
  • D50.1 Сидеропеническая дисфагия
  • D50.8 Другие железодефицитные анемии
  • D50.9 Железодефицитная анемия неуточненная

ЭТО НЕ РЕКЛАМА

Жив ли Христос? Воскрес ли Христос из мертвых? Исследователи изучают факты

РЕКЛАМА